Реформа или экономический Чернобыль?... октябрь 1992 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )


"Реформа или экономический Чернобыль?" (Статья написана в октябре 1992 г.).

 

"Выпросил у Бога светлую Россию сатана…"

 

(Протопоп Аввакум)

 УВАЖАЕМЫЕ ДАМЫ,  ГОСПОДА  И  РАБЫ !

Не удивляйтесь такому обращению: те 75-85 процентов населения нашей страны, кто живет сейчас на грани бедности или за ее гранью, кто едва сводит концы с концами от получки до получки, кто безработен или вскоре будет таким, даже те, кто благополучен сейчас, но не имеет никаких гарантий этого уже в ближайшем будущем, все мы попали в рабство той жестокой ситуации, в которой оказалась наша страна по вине руководителей разных времен, политических направлений и степеней экономического дилетантизма.

На вопрос <Что такое правовое государство?>шутники отвечают: <Это государство, имеющее права, но не имеющее обязанностей перед гражданами своей страны>"Правовое государство – это государство, имеющее права, но не имеющее обязанностей перед гражданами". Шутка эта сейчас оборачивается горькой правдой, поскольку мы теряем одно право за другим, приобретая лишь обязанности.

Утрачено право на труд, на достойный человеческий труд, ибо впереди обвальная безработица и жестокая борьба за выживание. Фактически ликвидировано право на отдых, поскольку в борьбе за выживание труд становится ненормированным, выходные дни посвящаются почти первобытному труду на огородах ради пропитания, а отпуск в нормальных условиях становится не по карману. Фикцией становится право на здравоохранение, медицина становится платной и дорогостоящей, стоимость лекарств растет в десятки, сотни и тысячи раз. Право на образование остается лишь номинальным: образование теперь тоже слишком дорогое удовольствие. Дорожают книги, учебная и научная литература. О праве на пользование достижениями культуры тоже можно забыть. Закрываются библиотеки, художественные фильмы вытесняются вульгарными поделками, просветительская литература - пошлыми бестселлерами.

Наконец, где осталось право на участие в управлении государством? Авторитарно проводимая реформа уже не может считаться <непопулярной мерой>"непопулярными мерами": это насилие над народом, а вовсе не его свободный выбор! А чем является право на социальную защиту, если средняя пенсия не дотягивает даже до половины прожиточного минимума?

Ни о каком праве человека на всестороннее гармоничное развитие личности и речи быть не может: каждый волею судеб превращается теперь в специализированный функциональный элемент, своего рода - шестеренку в сложной и дегуманизированной машине человеческого общества, основанного  на принципе максимальной  наживы.  <Лекарю - лекарево, пекарю - пекарево, слесарю - слесарево, ну а кесарю - кесарево!>- вот теперь закон высшей справедливости. Короче: "каждому – свое", как начертано до сих пор на воротах концлагеря в Бухенвальде! "Лекарю - лекарево, пекарю - пекарево, слесарю - слесарево, ну а кесарю - кесарево!" А где же <человеку - человеково>"человеку – человеково"?

Нас убеждают, что теперь человек должен надеяться лишь на собственные силы и не рассчитывать на поддержку общества и государства. <Каждый за себя!>"Каждый – за себя!" - этот закон джунглей вводится как высший государственный принцип обновления России. Да полноте! За такое ли государство голосовали россияне, выбирая себе нового государя - первого российского президента?

Как бездумно смешались в общественном представлении принципы рыночной экономики с принципами демократизации общества! <Раз рынок, так это - демократия: а если демократия, то непременно - рынок!>"Раз рынок, так это - демократия: а если демократия, то непременно - рынок!" - феноменальная наивность этих утверждений очевидна. Ведь рыночные отношения существовали задолго до демократии - и в первобытном обществе, и в рабовладельческом, и в феодальном средневековье! А демократия вполне может процветать и в странах со смешанной экономикой.

Нет, заставить нас Богу молиться - лоб расшибем! В коммунизм за двадцать лет не получилось, так мы теперь в процветающий капитализм за шесть-восемь месяцев... Ах, тоже не вышло! Ну, за пару-тройку лет... Ах, птица-тройка! Ах, широкая российская душа! Ну, нет соблазна, что не прельстит ее! Оказывается, для полного счастья надо теперь лишь свободные цены да приватизацию всей страны!..

Ввели <свободные>"свободные" цены, а точнее, ввели свободу взаимного грабежа граждан - кто как умеет. Но вопреки недобросовестным предсказаниям наивных экономических теоретиков не сработал у нас основополагающий для капитализма "закон стоимости" <закон стоимости>, по которому чем выше цена на товар, тем интенсивнее его производство. Все произошло с точностью до наоборот. А все потому, что не было тогда, да и сейчас нет у нас механизмов реализации этого закона: культуры производства и резервов производственных мощностей.

В перспективе - гигантский спад производства в различных отраслях (25, 50 и даже 75 процентов). В итоге - развал экономики, гиперинфляция, обнищание народа, разоренная страна и "предчувствие гражданской войны" на фоне взрывоопасно растущей преступности. Понятно, что воровать и торговать в этих условиях куда выгоднее, чем производить товары: откуда же рост производства возьмется?

А если в стране спад производства, то за счет чего может происходить обогащение немногих, так называемое <первичное накопление капитала>"первичное накопление капитала"? Ну, конечно, только за счет перераспределения имеющегося, то есть - за счет ограбления масс и дальнейшего разворовывания общенационального богатства. Очевидно же, что инфляция прямо пропорциональна спаду производства и росту числа торговцев, процветающих за счет нарастания цен в дефицитной экономике.

Введенная в стране почти абсолютная <свобода торговли>"свобода торговли" не стимулировала производство, но содействовала оттоку людских ресурсов из производства в торговлю, исключив из производственных сфер массы работников и квалифицированных специалистов. Многие тысячи людей вместо производства товаров заняты теперь их перепродажей, теряя квалификацию, специальность, навыки производительного труда и вообще охоту заниматься производством. Мощный подрыв, промышленного потенциала страны может привести нас вовсе не к процветающему капитализму, но скорее к феодальному средневековью.

Короче, проводимая фактически <на авось>"на авось" шоковая терапия себя не оправдала: не сбылись наши надежды и обещания политиков. Скомпрометирована не только идея введения рыночных отношений в нашей стране, но и власть тех, кто пришел к руководству страны под демократическими лозунгами. Все чаще встречаются люди, разочарованные в своем выборе 12 июня 1991 года и даже стыдящиеся его. Не оправдались и надежды горе-философов на некую <мудрость стихийных процессов>"мудрость стихийных процессов". Известно, что в стихийных процессах преобладает разрушение, созидание же противостоит стихии.

Писатель Юрий Нагибин сравнил происходящее в стране с последствиями атомного взрыва, с катастрофой "в миллион Чернобылей". Это эффектное сравнение оказалось не просто удачным литературным приемом. Оно содержит неожиданные и глубокие параллели с трагедией на Чернобыльской АЭС. Ведь человеческое общество при достижении им некой <критической массы>"критической массы" становится не менее сложным и взрывоопасным образованием, чем атомный реактор.

Теория атомных реакторов, ядерная физика - достаточно сложна и понятна не всем; это очевидно. Но не менее сложна и марксистская теория социализма! Вспомним слова Ленина: <Невозможно правильно понять ><Капитал>"Невозможно правильно понять "Капитал" Маркса, не прочитав, не проштудировав все три тома "Науки логики" Гегеля!" Но кто из благополучно <сдавших>"сдавших" марксизм-ленинизм проштудировал <Науку логики>"Науку логики" Гегеля или тот же <Капитал>"Капитал"?! Единицы из тысяч? Если бы так же <сдавали>"сдавали" свои дисциплины специалисты по атомным реакторам или ядерному оружию, не только Россия - вся планета уже была бы сплошным Чернобылем!

Выбор площадки под строительство АЭС - ответственнейший вопрос: не каждое место подходит для сооружения объекта ядерной энергетики. Выясняется теперь, что даже среди марксистов были предостерегающие о непригодности России для социалистического эксперимента. Но социалистическая революция в России свершилась; это как если атомную станцию построили бы на болоте, на плывунах или на карстовых породах! Последствия - очевидны и закономерны.

Социализм в России строился около 70 лет, атомной энергетике нет еще и сорока лет: и то, и другое - эксперимент в масштабах мировой истории; так сказать, пионерский прорыв в неведомое. В неудачах построения социализма, как и в авариях на различных атомных станциях, отразились и слабость конструктивной разработки, халтура и неопытность строителей, чье-то легкомыслие, внешние и внутренние помехи и даже откровенные злоупотребления.

Взрыв на Чернобыльской АЭС был следствием беспрецедентного нарушения элементарной служебной дисциплины. Эксперимент при остановке реактора проводился при отключении практически всех блокирующих цепей контроля и безопасности – <на авось>"на авось", в наивной надежде, что обойдется. Не обошлось!.. Введенная с января <либерализация цен>"либерализация цен" явилась таким же экспериментом <на авось>- почти без тормозов, без страховочной блокировки, без возможности удержать процесс под контролем и как-то управлять им. Авантюра введения в стране <свободных>"свободных" цен при отсутствии механизма позитивного воздействия этих цен на производство может сравниться лишь с нелепостью идеи о введении вдруг коммунистического принципа "каждому по потребностям" <каждому по потребностям>(то есть – "все бесплатно!" <все бесплатно!>) без достаточной материально-технической базы, без изобилия товаров и без тормозов в сознании потребителя.

Не все знают, что через несколько дней после первого взрыва четвертого блока Чернобыльской АЭС произошел второй - менее заметный, но с гигантским выбросом радиоактивности. Если продолжить аналогию, то таким вторым взрывом, видимо, станет приближающаяся обвальная приватизация всей страны. Очевидно же что большинство предприятий, имеющих давно изношенное оборудование и устаревшие технологии, не сможет работать лучше только оттого, что государственная собственность перейдет в руки рабочих коллективов или единоличных хозяев. Стало быть, неминуемы банкротства множества предприятий, массовое разорение и безработица, стопор экономики и социальные взрывы.

Истинная картина чернобыльской катастрофы долгое время не была известна широкой общественности: официальная информация содержала успокоительные заверения, что авария незначительна, радиоактивное заражение минимально, опасности нет. Не так ли сейчас иные официальные представители сообщают об успехах реформ, о достижении больших успехов в преобразованиях, о правильности пути, стратегии и тактики перехода к рынку! Официальная пропаганда заверяла, что земля, подвергшаяся радиоактивному заражению, после чернобыльской катастрофы, вскоре вновь будет введена в сельскохозяйственное использование. Не так ли нас уверяют в скором процветании России, стоит лишь повернуть ее к капитализму?

Попавшие в беду чернобыльцы остались во множестве ограбленными и беззащитными - как большинство народа сейчас. С когда-то благодатных земель вокруг Чернобыля отправлены в чужие края переселенцы. Ныне чек на переселение - ваучер, на выселение в страну, где переселенцы также никому не нужны, где ничто им не принадлежит.

Юрий Нагибин приводит сравнение нашей жизни теперешней еще и с библейской историей о том, как Моисей, выведя евреев из Египта, сорок лет водил их по пустыне, дожидаясь смены поколений, в ожидании, когда же наконец вымрут те, что жили в рабстве у египтян. Это сравнение слишком часто мелькает в средствах массовой информации: нынешнюю агонию пытаются представить как путь к свободе и счастью новых поколений. Только зачем же сорок лет ждать?.. Расчищать путь уже пытались очень эффективно с помощью газовых камер и печей Освенцима, Бухенвальда, Майданека...

А пока в стране растет преступность (и в Чернобыльской зоне были мародеры), а пока из страны бегут десятки и сотни тысяч людей - как из безнадежной зоны, отравленной и зачумленной. Пока падает рождаемость, растет число самоубийств. А на что обречены остальные - трудно даже предположить, поскольку такой эксперимент, как и чернобыльская катастрофа, в истории пока единичен.

Так куда мы идем - к рынку или к геноциду?

Октябрь 1992 г.       ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )